→→→

06 июня 2020 года в городе Канске Красноярского края сотрудниками ФСБ были задержаны пятеро подростков. Поводом для задержания послужили листовки, которые ночью были расклеены в городе – в т. ч. на здании местного отдела ФСБ. В листовках критиковалось власть («Вы жируете – мы нищаем»), а также выражалась поддержка политзаключённым, в частности Азату Мифтахову.

Через два дня, 08 июня, троим 14-летним подросткам – Никите Уварову, Денису Михайленко и Богдану Андрееву – было предъявлено обвинение по ст. 205.3 УК.РФ «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненного лишения свободы. (В связи с несовершеннолетием обвиняемых на основании ст. 88 УК РФ им в данном случае грозит от 7,5 до 10 лет лишения свободы.)

Никита Уваров отказался давать какие-либо показания и сразу был отправлен в СИЗО. Денис Михайленко и Богдан Андреев первоначально дали признательные показания и даже написали под давлением силовиков, что просят взять Никиту под стражу, т. к. опасаются за своё здоровье и жизнь. За “содействие следствию” Михайленко и Андреев были помещены всего лишь под домашний арест.

Однако через полгода и Денис Михайленко был отправлен в СИЗО – за то, что якобы пользовался интернетом, что было запрещено. А его мать была лишена статуса законного представителя – теперь интересы Дениса, как несовершеннолетнего обвиняемого, защищает представитель опеки.

Тем временем, в конце ноября, обвинение против троих школьников было дополнено ещё одной статьёй – 205.4 УК РФ «Организация террористического сообщества и участие в нем» — той самой, по которой были осуждены фигуранты «дела “Сети”» на сроки от 6 до 18 лет лишения свободы.

В качестве доказательств “террористической деятельности” 14-летних школьников следственные органы используют всё, что хоть как-то выбивается из рамок нормы – критику органов ФСБ в переписках в «Вконтакте» и «Телеграм», изготовление самодельных петард, игры с огнём в заброшенных зданиях, расклеивание листовок политического содержания и даже взрыв здания ФСБ в компьютерной игре «Minecraft».

На деле же никакой террористической деятельности в действиях подростков не было. Документы уголовного дела изобилуют однокоренными словами со словом «терроризм», но испытывают недостаток в фактах.

Из постановления об избрании меры пресечения Никите Уварову от 10 июня 2020 года следует, что преступление, в котором обвиняется подросток состоит в том, что он «изучал и обсуждал как лично при встречах (…) литературу, включенную в список экстремистских материалов, статьи и видеоматериалы по изготовлению взрывных устройств и взрывчатых веществ, а также осуществлял тренировки по изготовлению и метанию коктейлей «Молотова», изготовлению и испытаниям самодельных взрывных устройств и взрывчатых веществ».

Однако чтение статей и просмотр видеороликов – это ещё не преступление, какими бы они не были. Что же касается «тренировок», то это громко сказано. Органами следствия представлен один видеоролик, где кто-то в заброшенном здании кидает в стену бутылку с зажигательной смесью. И это – тоже не преступление. Бутылка с зажигательной смесью – это не взрывчатое вещество и не самодельное взрывное устройство, и поджёг такой бутылки на пустыре не несёт никакой общественной опасности.

Вообще, сейчас, наверное, многие вспоминают, что они поджигали и взрывали в подростковом возрасте, и с удивлением, смешанным с ужасом, представляют, в чём бы их могли обвинить в нынешних условиях. И действительно, всё вышеописанное – это нормальный досуг для подростка!

Но, видимо, красноярское управление ФСБ решило отличиться и раскрыть «террористическую группу», чтобы кто-то получил повышение по службе, звания и денежные премии – так и появилось «дело канских подростков».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *